?

Log in

- своя атмосфера [entries|archive|friends|userinfo]
Surreal ambience

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[Mar. 2nd, 2014|03:26 pm]
Surreal ambience

surrealambience

[80_worlds]
Пьер Гэсо, автор путевых заметок экспедиции по Гвинее (народ тома):

«Легкий шорох над головой выводит меня из размышлений. Я внимательно смотрю на потолок, сделанный из циновок, уложенных на легкую решетку из тонких жердей. Там все неподвижно. Я стараюсь не слушать непрерывного шороха пальмовых листьев.
- Если бы я не подыхал от усталости, - говорит Жан, лежащий слева от меня, - я пошел бы наверх посмотреть, что там происходит.
Это заявление встречено молчанием.
- В конце концов, это просто крысы, - добавляет он, как бы успокаивая самого себя.
По его тону можно понять, что он верит в это не больше меня. Я ничего не отвечаю. Мало-помалу шорохи становятся все более настойчивыми; меня охватывает глухая тоска. Кажется, что какое-то невидимое существо, слишком большое для этой хижины, проникло в нее, наполнило всю ее собой и теперь так распирает ее, что она вся скрипит. Уголком глаза я наблюдаю за своими товарищами. Все трое спят или по крайней мере притворяются спящими. Мое беспокойство усиливается. Я хотел бы приписать его приступу лихорадки, вызванной нарывом, но моя голова вполне ясна. Я просто разбит усталостью. Напротив меня спит Вуане.
Шорохи ослабевают. Я с усилием закрываю глаза и стараюсь заснуть.
Вдруг царапающие звуки возобновляются с еще большей настойчивостью. С пронзительным скрипом открывается дверь.
На пороге стоит Вуане в коротком бубу, в коротких штанах и с непокрытой головой. Но ведь он здесь, у моих ног, на своей циновке. Он лежит на боку, повернувшись ко мне спиной. Я вижу его бритый затылок. Между нами на земле стоит лампа, горящая тускло, как ночник. Я не смею пошевелиться и, затаив дыхание, смотрю на Вуане. Он какое-то мгновение колеблется, наклоняется, проходит под гамаками Тони и Вирэля и
медленно укладывается в самого себя.
Вся эта сцена разыгрывается за несколько секунд.
Я теряю представление о времени. Глухой голос Жана выводит меня из оцепенения.
- Ты ничего не слышал?
- Да, скрипела дверь.
Я не хочу больше ничего говорить, не хочу делиться с ним моими галлюцинациями.
Тони, должно быть, тоже проснулся. Через минуту он встает, выходит в трусах… и почти тотчас же возвращается. Мне кажется, что он очень бледен. Я приподымаюсь и дотрагиваюсь до гамака Вирэля. Он спит глубоким сном.
Шорохи слабеют. Напряжение в хижине спадает, но я остаюсь всю ночь настороже и засыпаю лишь с первыми проблесками дня.
Утром не было сказано ни слова о событиях прошедшей ночи. Мы даже избегали говорить о скрипе, который слышали все. Улучив минуту, когда мы с Вуане остались наедине, я спрашиваю его:
- Ты не выходил сегодня ночью?
- Выходил, - отвечает он спокойно.
И еле заметная ироническая улыбка появляется на его губах»
LinkReply